Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий: Везде нужно работать над тем, чтобы восстановить в сознании людей те ценности, которыми жила православная Россия на протяжении веков

Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий: Везде нужно работать над тем, чтобы восстановить в сознании людей те ценности, которыми жила православная Россия на протяжении веков

27 июля 2011 года в ходе состоявшегося в Свято-Успенской Киево-Печерской лавре заседания Священного Синода Русской Православной Церкви было принято решение об образовании Среднеазиатского митрополичьего округа. Главой округа был назначен архиепископ Екатеринбургский Викентий, возведенный указом Святейшего Патриарха Кирилла в сан митрополита. В преддверии отъезда к новому месту служения архипастырь встретился с уральскими журналистами.

Мы все происходим из одного государства, которое называлось Советский Союз. Я был в нескольких епархиях: в Молдавии, Приднестровье, Гагаузии, Абакане, 12 лет на Среднем Урале… Везде, поверьте, одни и те же проблемы, которые создала советская власть. Думаю, что и в новом моем послушании будет такая же ситуация, ведь эти нынешние государства когда-то были республиками одной страны. Стало быть, они также пропитаны той идеологией. Везде нужно работать над тем, чтобы восстановить в сознании людей те ценности, которыми жила православная Россия на протяжении многих веков.

К сожалению, мы увидели, что за 70 лет было перемолото то, что создавалось столетиями. Мы попали в непростую ситуацию, когда у русского народа была отнята вера, благочестие. В результате появились такие страшные явления, как наркомания, огульное пьянство, распутство… Что только не появилось! Наша с вами задача бороться с этим. Мы должны вместе прививать те ценности, которыми жила дореволюционная Россия: нравственность, духовность, понятия о смысле жизни, о том, для чего нужно делать добрые дела, для чего зарабатываются деньги и так далее. Знаете ведь, как бывает: человек зарабатывает деньги, а для чего — не знает. Накопил, а что делать, не знает. Впадает в уныние, отчаянье и… заканчивает жизнь самоубийством. Когда нет смысла жизни, можно выполнять работу, но толку от этого не будет никакого.

Вот мы и должны все вместе продолжать работу для того, чтобы дать людям смысл жизни, чтобы было интересно жить. Посмотрите, сколько детей сегодня предпринимают попытки суицида! Беда в том, что потеряна преемственность. Во многих семьях никто не знает нравственные нормы христианской жизни: ни бабушка, ни дедушка, ни папа, ни мама. А, положим, в 14 лет у подростка болит душа, и чем ее лечить, он не знает. И мама не находит, что сказать. Посоветовать же сходить в церковь к священнику — понимания нет. В России же всегда было много церквей, человек мог в любое время дня и ночи перейти дорогу, зайти в храм и попросить у священника совета по поводу той или иной жизненной ситуации. В России такие вот были психологи, они знали глубинные стороны духа и души. Сегодня необходимо, чтобы все люди знали самые элементарные нормы, правила церковной, нравственной, духовной, христианской жизни. Это очень важно. Много человек страдает, много болезней у нас есть из-за того, что не знает правила поведения. Всегда привожу такой пример. Если человек не знает инструкции по эксплуатации того или иного аппарата, он его непременно сломает. А человек — это сложное творение Божье. И необходимо знать, как вести себя по отношению к себе и к людям. Поэтому благословение Патриарха и указ Президента о преподавании в школах основ религиозных культур — очень важные шаги. Благодаря этому каждая конфессия имеет возможность знакомить своих людей с ранних лет с этими правилами.

Вот эту работу мне и придется вести в тех государствах, куда меня назначил Святейший Патриарх.

Я не читал эти письма. К сожалению, не было времени. Но слышал, что люди пишут Патриарху с просьбой оставить меня на Среднем Урале. Это естественно, ведь столько лет мы были вместе… И сейчас мне часто приходится слышать: «Мы очень сожалеем». Это хорошо, значит, народ положительно оценивает мою деятельность в Екатеринбургской епархии. А что касается «оставить — не оставить»… Это решает Патриарх, Священный Синод. Они уже приняли решение — я должен в скором будущем ехать на свою кафедру и начинать служение на новых просторах.

Владыка Кирилл — очень хороший архиерей нашей Церкви. Очень добрый, мудрый. Я его знаю, можно сказать, с его юного возраста. Мы вместе были в Троице-Сергиевой лавре, были вместе у владыки Серапиона (Фадеева — ред.)… Опыт у владыки Кирилла большой, богатый. У него идет такая преемственность архиерейской власти, потому что нес послушание у митрополита Серапиона, который в свою очередь передал владыке Кириллу особенности и традиции архиерейского служения дореволюционного времени.

Я думаю, владыка Кирилл будет еще больше восполнять труды, которые мы здесь совершили. Будет дальше их продолжать, еще более активно и продуктивно.

Это делается для того, чтобы архиерей был ближе к народу. Одному архиерею управлять большой кафедрой довольно непросто. В нашей области 530 приходов! И есть перспектива, что их будет больше. Например, до революции на Среднем Урале было полторы тысячи приходов. А жителей тогда было полтора миллиона человек. То есть на тысячу человек был один храм. Нам нужно достигнуть такого же уровня. Как раз архиереи вновь созданных епархий и будут, в частности, работать над тем, чтобы увеличить количество храмов, чтобы увеличить нравственное влияние на общество, чтобы бороться с негативными сторонами жизни.

До заседания Священного Синода я не знал, что епархия будет разделяться. Узнал об этом из решения Священного Синода и был удивлен. Думал, что со мной проконсультируются, ведь я хорошо знаю ситуацию в епархии и мог бы высказать свои соображения по поводу ее разделения. Но узнал уже о принятом решении.

Пока я знакомлюсь с ситуацией в Средней Азии, изучаю ее. Встречаюсь с людьми, которые там были, там служили. Есть у нас священники, которые там родились. Но настоящее знакомство, конечно, произойдет на месте. Говорить сейчас, что я там буду делать в первую очередь — очень сложно. Я должен увидеть все своими глазами, познакомиться с людьми. Пока не могу и точно сказать, когда я отправлюсь в Среднюю Азию. Там очень большая епархия, и владыке Владимиру нужно попрощаться с Узбекистаном, Туркменистаном и так далее. А потом уже мы с ним встретимся, и я начну трудиться. Пока я не планирую никого брать с собой, хотя некоторые люди просятся.

Конечно, для меня большая радость то, что нам удалось сдвинуть с мертвой точки строительство Храма-на-Крови. Когда я приехал на Урал, было множество предложений по поводу того, что на том месте должно быть. Доходило до того, что говорили — не нужно никакого храма, пусть там будет подземный ночной клуб. Но храм построили, и слава Богу, что у нас есть такая большая для всей России святыня. Сюда приезжают гости со всех концов мира — это очень приятно.

Очень важно, что мы на месте уничтожения останков царской семьи построили монастырь. Помню, когда приехал, прошел пешком до Ганиной Ямы. А там ни одной тропинки не было, на ощупь с провожатым шел, блуждали по лесу. Там я видел рабочих, которые копаются в шахте. Больно было видеть… Тогда и появилась мысль построить на этом месте хотя бы небольшой храмик, чтобы это место считалось святыней Церкви и Отечества. В 2000 году к нам приехал Святейший Патриарх Алексий, он дал благословение, и мы стали активно строить храм. За два с половиной месяца мы его построили. Когда я написал рапорт, прося благословления на строительство монастыря, Святейший был очень удивлен, как мы все быстро сделали.

Конечно, есть еще очень важные для нас святыни, как, например, храм в Алапаевске. Там больше сам наместник — отец Моисей — трудился. Но мое участие тоже было в этом строительстве.

Очень важен наш труд по организации воспитания молодежи в школах и вузах. Много интересных было за 12 лет событий, всех, конечно, не перечислить.

Было приглашение Святейшего Патриарха приехать в Дивеево для возведения меня в сан митрополита. Но, к сожалению, Святейший Патриарх заболел и не смог приехать. Когда он выздоровеет, то пригласит меня на одну из своих служб и возведет меня в сан. При Патриархе Кирилле появилось новое правило — теперь он лично вручает эту награду и возводит в сан митрополита. До этого было просто: указ, и архиерей сам надевал на себя белый клобук. По поводу меня указ уже есть, но чин возведения еще не совершился.

«Аргументы и факты. Урал» (3 августа 2011 г.)

Похожие публикации

Отзывов нет на «Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий: Везде нужно работать над тем, чтобы восстановить в сознании людей те ценности, которыми жила православная Россия на протяжении веков»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):